ФЭНДОМ


Людовик Карл (Луи-Шарль), дофин Франции фр. Louis-Charles, Dauphin de France (27 марта 1785, Париж — 8 июня 1795, Париж) — малолетний наследник французского престола (1789 — 1792).
Louis Charles of France6
После казни Людовика XVI в январе 1793 г. признан французскими монархистами, а также практически всеми европейскими державами и США, как король Франции Людовик XVII (фр. Louis XVII). Под этим именем он и вошёл в историю, хотя фактически никогда не царствовал.

Рождение и раннее детство Править

Луи-Шарль, носивший с рождения титул герцога Нормандского, был вторым сыном в семье Людовика XVI и Марии-Антуанетты. Данный ему титул был очень редким, последний раз он присваивался в королевской семье в XV веке. Судя по дневниковой записи короля — «Роды королевы. Рождение герцога Нормандского. Все прошло так же, как и с моим сыном» — Людовик XVI не считал его (в отличие от первенца, дофина Луи-Жозефа, умершего в возрасте восьми лет 4 июня 1789 г., незадолго до начала революции) своим ребёнком. Разумеется, он мог и ошибаться, мог и пропустить слово «первым». Выдвигались различные гипотезы относительно того, кто мог быть любовником Марии-Антуанетты и отцом дофина; в частности, подозрение падало на шведского дворянина Ханса Акселя фон Ферзена, близкого друга королевской семьи, записавшего в дневнике после смерти Людовика XVII: «Это последний и единственный интерес, который у меня оставался во Франции. В настоящее время его больше нет и все, к чему я был привязан, больше не существует». Однако многие современные исследователи решительно отрицают его отцовство, прежде всего из хронологических соображений. Известно также о внешнем сходстве дофина с младшим братом Людовика XVI графом д’Артуа (будущим Карлом X), что может говорить об отцовстве короля.

После смерти старшего брата в 1789 г. четырехлетний Луи-Шарль стал наследником престола и получил титул дофина. В 1791 году, когда Людовик XVI стал конституционным «королём французов», титул сына был изменён на «Королевский принц Франции» фр. Prince Royal de France. 10 августа 1792 года монархия во Франции была отменена, и всё королевское семейство — ставшее, по имени их предка Гуго Капета, просто «гражданами Капетами» — было заточено в Тампле.

Маленький узник Тампля. Суд над матерью Править

Узнав о казни Людовика XVI 22 января 1793 г., Мария-Антуанетта встала на колени перед сыном и присягнула ему как своему королю. Через неделю, 28 января 1793, дядя мальчика, граф Прованский, находившийся в эмиграции в Германии, издал декларацию, в которой провозгласил племянника королём Людовиком XVII. К этой декларации присоединилось большинство королевских домов Европы, а также республиканское правительство США, не признавшее французской революции. Эмигранты чеканили монеты и медали с его изображением, издавали документы от его имени и выписывали паспорта за его подписью. Появились монархистские заговоры с целью освободить законного короля. От имени Людовика XVII действовало роялистское правительство во время осады Тулона (май-декабрь 1793).

Не решившись умертвить опасного им ребёнка физически, якобинцы, возглавлявшие в то время революционное правительство, пожелали воспитать его истинным санкюлотом и использовать в своих целях. Они стремились добиться от Луи-Шарля Капета показаний против собственной матери — среди многочисленных обвинений, выдвинутых против Марии-Антуанетты, было кровосмесительное сожительство с собственным сыном. Отобрав сына от матери, сестры и тётки, деятели Революционного трибунала смогли подавить его волю и добиться подписания нужных «показаний». На это потребовалось время — воспитанный как будущий король, умный и развитый мальчик, требовал показать ему закон, по которому его разлучили с родными и держат в тюрьме (из мемуаров Марии Терезии). Восьмилетнего ребёнка регулярно избивали, лишали сна и пищи, насильно поили алкоголем, и подвергали всяческим издевательствам. Сохранившиеся в деле Марии-Антуанетты несколько сбивчивых рассказов о том, как мать якобы брала его в Тампле к себе в постель, несут на себе подпись-каракули: Louis Charles Capet (при том, что у принца был отличный почерк — сохранились многочисленные образцы). 16 октября 1793 года Мария-Антуанетта — «вдова Капет» — была казнена.

Большинство исследователей Французской революции считают эту историю одной из самых позорных её страниц.

«Революционное воспитание» Править

После насильного разлучения с матерью 3 июля 1793 года, Конвент поручил «революционное воспитание» дофина сапожнику Симону и его жене, которые поселились в Тампле. Их задачей было заставить Людовика отречься от памяти родителей (в частности, научить его оскорблять их память) и принять революционные идеалы, а также приучить к физическому труду. Кроме того, к ребёнку, до восьми лет воспитывавшемуся как королевский сын, стали относиться как к обычному сыну ремесленника: Симон и его жена нередко били мальчика за разные провинности.

Как часть революционного перевоспитания, Луи Шарля сделали подопечным пьяницы сапожника Симона, в тюрьме Тампль. Чередуя жестокие побои с пытками, Симон принуждал мальчика 8 лет пить в большом количестве алкоголь, который Луи Шарль, по словам Марии Терезия, терпеть не мог. Мальчика заставляли петь «марсельезу» и одеваться, как санкюлот. Кроме того, Симон пытался заставить мальчика проклинать родителей и аристократов, а также богохульствовать, что ребёнок отказывался делать, вызывая бурю гнева своего опекуна.

8-летнему мальчику часто угрожали смертью на гильотине, доводя его до обмороков на нервной почве, обливали грязью его близких, и всячески унижали и издевались.

В январе 1794 года Симоны уехали из Тампля, и ребёнок был предоставлен самому себе; вплоть до Девятого термидора и свержения Робеспьера Людовик XVII жил в Тампле под надзором стражи, которая только кормила его; о его лечении, умственном развитии, общении, даже физической чистоплотности не заботился никто.

Шанс получить корону Править

После свержения Робеспьера (июль 1794) условия содержания мальчика улучшились, и с ним время от времени опять начали заниматься, уже не ставя задач перевоспитания. К этому времени дофин был уже очень болезненным и психологически деградировавшим ребёнком; неоднократно посещавшие его члены термидорианского Конвента отмечали его вялость, молчаливость на грани немоты, крайнее физическое истощение. Тем не менее, сохранились воспоминания охранников принца, и еще ряда лиц, посещавших узника в последние месяцы его жизни. Эти записи позволяют говорить о сохранившимся здравом рассудке мальчика, и более того - о кончине Луи Шарля как верующего христианина.

"Вы знаете, что комендант Тампля, притеснявший вас, арестован?" "Нет. Он заключен здесь ?" " Он помещен в тюрьму Сент-Антуана" "Мне очень жалко его..." "Жалко ?! Вам?!" "Да. Ему тяжелее, чем мне - он ведь действительно виноват в своих преступлениях..." Разговор Луи Шарля с охранником Гомином.

В этот период у Людовика — о чём, по-видимому, он сам не подозревал — неожиданно появились шансы реально занять престол, причём по воле не внешних врагов молодой Французской республики, а её вождей. После ликвидации якобинской диктатуры руководители термидорианского режима — Баррас, Тальен и другие — стремились установить гражданский мир в стране и пересмотреть радикальную конституцию 1793 г. Кроме того, необходимо было заключить мир с соседними странами, объединёнными в контрреволюционную коалицию; некоторые из них, например, Испания, ставили освобождение дофина условием прекращения огня.

Для достижения этой цели всерьёз рассматривался вариант реставрации конституционной монархии во главе с девятилетним дофином. При этом завоевания революции не были бы отменены, а политический строй остался бы демократическим; «вернулись бы» не в дореволюционный 1788 год, а в 1792. Первые шаги в этом направлении начали предприниматься: сестра Людовика Мария Тереза Французская была освобождена из Тампля; руководство республики начало тайные переговоры с монархистами об обеспечении Людовику XVII сносных условий жизни и воспитания. Основной трудностью оставалась проблема регентства; единоличный регент мог сконцентрировать в таких условиях неограниченную власть и подвергнуться влиянию эмигрантов.

Загадочная смерть. Самозванцы Править

Этим планам не суждено было сбыться из-за кончины Луи-Шарля Капета, которого уже неофициально начали называть «королём». По официальной версии, Людовик XVII умер в Тампле 8 июня 1795 года. Ему было десять лет и два месяца. Было проведено вскрытие, установившее причиной смерти туберкулёз (от этой же болезни умерли дед, бабка, дядя и старший брат Людовика). Как сообщают, на теле мальчика были обнаружены опухоли, а также следы чесотки. Сообщается, что он был чрезвычайно истощен и костляв от недоедания, когда его осматривали после смерти. Вскрытие трупа было проведено в тюрьме; следуя традиции сохранения королевских сердец, врач-хирург, Филипп-Жан Пелетан, выкрал сердце принца и сохранил его для дальнейшего изучения. Тело его было тайно погребено в общей могиле.

Доктор Пелетан, осматривавший труп юного принца, был шокирован, обнаружив множество шрамов, свидетельствовавших о жестоком обращении с ребенком: следы от побоев (порки) виднелись по всему туловищу, рукам и ногам.

Граф Прованский, узнав за границей о смерти племянника, провозгласил себя королём Людовиком XVIII. Под этим именем он занял французский престол в 1814 году де-факто, но отсчитывал начало правления с 1795 года; подписанная им Конституционная хартия 1814 года заканчивалась датой: «лета Господня 1814, царствования же нашего в девятнадцатое». Таким образом, несчастный мальчик из Тампля занял своё символическое место в чреде французских королей.

Сестра Людовика, дочь Марии-Антуанетты Мария Тереза, герцогиня Ангулемская, до конца дней так и не была уверена в том, что её брат умер. Её завещание начиналось: «Моя душа соединится с душами моих родителей и моей тётки…» Ни слова о брате.

Слухи о том, что тело ребёнка, вскрытое в Тампле в 1795 году, не принадлежало дофину, начали ходить по Парижу уже в то же время. Явилось несколько десятков самозванцев, выдававших себя за Людовика XVII (особенно в 1814 году, после реставрации Бурбонов). Наиболее активным из них был так называемый «граф Наундорф» — немецкий часовщик, действовавший в 1820—1830-е годы и судившийся с принцами королевского дома. В отличие от большинства известных истории самозванцев, Наундорф передал свои претензии потомкам, которые выступали с громкими заявлениями в 1919 году (в разгар мирной конференции в Версале) и активны и в наше время (см. также Брюно, Матюрен). Несколько Лжелюдовиков явилось и в Америке; Марк Твен высмеял их в образе Короля, персонажа романа «Приключения Гекльберри Финна».

Генетическая экспертиза и похороны сердца Править

Попытки установить точное место захоронения дофина и идентифицировать его останки, предпринимавшиеся в XIX и XX веке, не увенчались успехом. В 2000 году был проведён анализ ДНК сердца, которое, как обычно считается, было изъято при предполагаемом вскрытии Людовика XVII и сохранено в спирте потомками врача, а затем переходило от одного европейского аристократа к другому. Эксперты пришли к выводу о том, что релевантные генетические признаки совпадают с признаками ДНК, извлечённой из волос Марии-Антуанетты и волос сестры Людовика; таким образом, этот факт считается доказательством того, что дофин действительно умер в Тампле в 1795 году. Впрочем, эта точка зрения также нашла своих оппонентов.

После проведения экспертизы сердце было 8 июня 2004 года погребено в базилике Сен-Дени под Парижем, усыпальнице французских монархов. Сосуд с сердцем поместили в гроб, покрытый синим знаменем с золотым изображением королевских лилий. На погребении присутствовали представители всех королевских домов Европы.

Людовик XVII вошёл в историю как невинная жертва французской революции; его судьба — символ её тёмной, жестокой природы.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики